Маргоша

Всё дело в том, что Дорсен был заселен людьми еще в эпоху неолита, там постоянно шли войны. По мнению экспертов, это территория еще много может рассказать о древней жизни. Китайские археологи обнаружили древнейшую в мире астрономическую обсерваторию, возраст которой оценивается в 4300 лет. С ее помощью можно было определить смену времен года с точностью до суток. Древнее сооружение найдено в северной провинции Шаньси на месте поселения Таосы, существовавшего между 2600 и 1600 годами до нашей эры.

Архаика / Л.И.Акимова. СПб. 2007. 3.Акимова Л.И. Искусство Древней Греции.

5 февраля была завершена выставка Aqua-Therm Moscow. В этом году она прошла уже в 20-й раз. Среди числа ее участников оказалась и K-Flex. Компания продемонстрировала свои новые разработки, а также изоляционные материалы, изготовленные из вспененного каучука. Дополнена презентация была огнезащитой и акустической изоляцией.

Оформление углов округлыми в плане башнями имеют также Шаим-кала в Мерве, цитадель Ахура, стены Абиверда и многие другие памятники средневековья. Планировочная схема прямоугольник с округлыми башнями на углах и по периметру стен используется как при возведении медресе, мечетей и караван-сараев, так и в жилой архитектуре. Памятники средневековья с такой традиционной композицией в большом количестве сохранились на территории Средней Азии. Особый интерес вызывает планировка караван — сарая Дая-Хатын, расположен на берегу Аму-Дарьи на востоке Туркменистана , которая представлена в виде четкого квадрата с округлыми башнями на углах, а также башенки округлой формы имеются на боковых фасадах. О пережиточных элементах в архитектуре средневековья отмечала еще А.М.Прибыткова.

Мы родились и жили «под сереньким ситцем этих северных тихих небес», их красота слилась со всей нашей жизнью, они были ее свидетелями, и потому только мы можем с полной силой ее ощутить и понять. Исключения бывают редко. Во время путешествий мы часто бываем восхищены блеском чужеземной природы, но она никогда не сможет затмить природу русскую. Наоборот, чем ярче чужое, тем ближе свое. Ничто ни лиловый пожар Эгейского моря, ни розовеющий мрамор и алые олеандры Эллады, ни синий сказочный воздух Сицилии, ни золотая тусклая дымка над бессмертным Парижем, ничто не только не может приглушить нашу память о своей стране, но, наоборот, доводит ее до почти болезненной остроты.